Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница

Анна отхлебнула шампанского. Она не знала, что ответить.

Гилмор принял ее молчание за отказ.

— Я предлагаю вам контракт сроком на один год с оплатой во втором полугодии по пятьсот долларов в неделю. Плюс дополнительные суммы, если мы используем вас, когда выйдем на телевидение.

Дженифер внезапно очнулась.

— Что я слышу? «Суммы»? — переспросила она.

— Я говорю вашей подруге, что хотел бы сделать, ее «Девушкой Гиллиана».

Глаза у Дженифер округлились.

— Ну конечно же! Анна идеально подойдет.

— Наверняка подойдет. Она красива, но не чересчур сексуальна. Типичная американская девушка, — сказал Кевин.

Клод всплеснул руками.

— Опять это слово! Какие же вы, американцы! Не знаете, что Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница делать с красивой девушкой. Постоянно пытаетесь всех уподобить девчонке-соседке. Да если бы публика хотела именно этого, никто не стал бы ходить в кино. Взять, к примеру, Дженифер — она сразу станет крупной звездой именно потому, что не похожа на соседскую девчонку. Она — та самая девушка, обладать которой мечтает каждый мужчина.

— Согласен. Но в рекламном деле это не срабатывает, тут нужен совсем другой подход, — стоял на своем Кевин. — Сексуальную привлекательность мы тоже используем, но более тонко. Анна красива, но это тот тип красоты, с которым себя может отождествить любая женщина. Студентка колледжа или молодая замужняя женщина станет думать, что и Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница она вполне сможет выглядеть как Анна, если будет пользоваться нашими изделиями. Но она никогда не станет думать, что сможет походить на Дженифер. Вы в своих фильмах делаете упор на эскапизм, уход от действительности — я же торгую реальными изделиями. Анна идеально подходит для моей продукции. Люди не догадаются, что все дело в чертах ее лица, в том, как у нее посажены глаза или насколько густы у нее ресницы. Они станут думать, что если они будут пользоваться той же продукцией, то станут выглядеть точно так же. Этот тип красоты не напугает их. А вот тип Дженифер — да.

— Что ж, тогда я Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница увожу свой пугающий тип красоты в Париж, — сказала Дженифер. — Но, Анна, думаю, что тебе следует принять предложение Кевина. Тебе нужно сменить обстановку. Нам всем это нужно.

Анна нахмурилась.

— Я не манекенщица, и меня вполне устраивает работа у…

Дженифер незаметно ткнула ее локтем в бок и встала.

— По-моему, нам нужно выйти и немного подправить косметику. Пошли, Анна.



Выходя следом за Анной, она обернулась и ободряюще подмигнула Кевину. Тот кивнул и показал ей скрещенные пальцы.

В дамской туалетной комнате они сели перед большим зеркалом. Служительница прибиралась неподалеку с выражением безразличия и скуки на лице.

— Итак, — с ходу бросилась в атаку Дженифер Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, — почему ты отказываешься?

— Я ничего не смыслю ни в рекламе, ни в работе манекенщицы…

— А я ничего не смыслю в работе киноактрисы, но меня это не останавливает. К тому же еще в Париже!

— Ты будешь замечательной…

— Не переводи разговор. Сколько ты получаешь у Генри?

— Сейчас — сто пятьдесят в неделю. Но это не существенно. Я только что продала свой дом и получила за него очень приличную сумму. Генри выгодно поместил эти деньги, так что мне набегают большие проценты. В деньгах я нуждаюсь меньше всего.

— Но это же будет так замечательно.

— Я не могу оставить Генри…

— «Генри»? — Дженифер осуждающе посмотрела на Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница нее. — Анна, и ты говоришь это мне, своей Джен? Скажи уж лучше, что не можешь оставить эту работу потому, что она хоть как-то связывает тебя с Лайоном Берком. Но он к тебе не вернется. Выброси из головы, что в один прекрасный день он явится и возьмет тебя с собой. Все это в прошлом! Кончено!

— Откуда ты знаешь? Я имею в виду, что на следующей неделе выходит его книга… ну и… он должен будет приехать сюда. Ведь так поступает большинство писателей, разве нет?

Дженифер опустила глаза, внимательно изучая свою сумочку. Небрежно поиграла ремешком.

— Анна… я не хотела говорить тебе Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, но сейчас думаю, что ты должна знать. Он… опять уехал в Англию.

— «Опять»? — у нее пересохло во рту. Она испугалась, не заболевает ли. — Хочешь сказать, что он был здесь?

Дженифер утвердительно кивнула с серьезным выражением на лице.

— Целую неделю встречался с издателем. Все полностью переписал заново — выбросил почти все, что написал вначале здесь, вернулся туда и начал писать с самого начала. Вот почему ушло так много времени. Но книга получилась хорошей. Генри говорил мне. Он виделся с Лайоном.

— Генри его видел?

— Они вместе обедали. Лайон уже приступил к следующей книге. Получил от своего издателя очень крупный аванс и Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница уехал обратно в Лондон. Снимает там квартиру.

— Он был здесь… виделся с Генри… — слова застыли у нее в горле. По лицу потекли слезы. Дженифер обняла ее.

— Анна, не принимай это так близко к сердцу. Генри говорит, что Лайон думает только о своих книгах. Сейчас это единственное, что имеет для него значение.

— Но ведь Генри знает, каково мне. Почему же он не сказал мне, что Лайон приезжал?

— Потому что он мужчина, а мужчины всегда стоят друг за друга. Анна, ты ничем не обязана Генри. И тебе необходимо сменить обстановку. Это сама судьба. Ведь Клод не приглашал сегодня Кевина. Тот просто шел куда-то Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница один, мы его случайно встретили, и он пошел с нами сюда. Я считаю, это просто предопределено свыше.

— Может быть, ты и права, — медленно проговорила Анна. — Я должна уйти с этой работы. Оставаться там — все равно, что хоронить себя заживо.

— Вот теперь ты говоришь правильно. И квартиру эту тоже брось! А сейчас приведи в порядок лицо и не вздумай терять работу, которую ты еще не получила.

Сначала Генри огорчился. Однако он с неохотой признал, что предложение фирмы «Гиллиан» — замечательное.

— Это все твоих рук дело, — сказал он Дженифер. Та пришла вместе с Анной объявить ему новость.

— Ты сам Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница прекрасно знаешь, что о лучшем ей нечего и мечтать, — весело ответила Дженифер. — Ну же, успокойся, Генри. Сколько ты еще намеревался держать Анну здесь на привязи? Ты же понимаешь, что она не мисс Стейнберг.

— О'кей. Но прежде, чем ты подпишешь контракт, принеси его мне, — проворчал он. — Посмотрим, можно ли будет внести в него пункты об особых выплатах. Телевидение решительно заявляет о себе, и я не хочу, чтобы какие-то пункты пришлось обговаривать задним числом. Раз он хочет, чтобы ты рекламировала его продукцию сейчас, он должен дать гарантию, что будет использовать тебя и в телевизионных рекламных передачах.

— Но, Генри, — возразила Анна Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, — я же в обморок упаду перед телекамерой.

— Она ничем не будет отличаться от простой фотокамеры, а у тебя к тому времени уже накопится опыт. Да, кстати… — он написал какое-то имя на отрывном блокноте, — договорись о встрече с Лил Коул. Бери у нее частные уроки не менее двух раз в неделю. Они стоят дорого, но ты вполне можешь себе это позволить.

— Кто эта Лил Коул?

— Она ставит правильную речь и дикцию. Лучший специалист в Нью-Йорке.

— Для чего она мне?

— Видишь ли, у меня есть предчувствие, что телевизионная реклама не сведется к простой демонстрации изделий. Тебе нужно избавляться от Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница своего бостонского выговора.

— Генри, я же собираюсь всего-навсего рекламировать косметику, а вовсе не становиться актрисой.

— Послушай, Анна, — заговорил он строгим голосом. — Если ты намерена что-либо делать, отдавайся этому делу на сто процентов. Не существует такой работы, которую можно выполнить, затратив лишь половину своих усилий. Секретарем ты была великолепным, теперь же, раз ты намерена стать «Девушкой Гиллиана», стань лучшей из всех возможных кандидатур. И потом, чем тебе еще заниматься? Сейчас тебе больше, чем когда-либо надо чем-нибудь занять себя.

Внезапно на его лице появилось выражение смертельной усталости, словно он совершенно лишился сил. Повинуясь безотчетному порыву, Анна обняла Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница его.

— Генри, я люблю тебя.

Он сердито посмотрел на нее, скрывая свои чувства.

— Как вам это понравится? — обратился он к Дженифер. — Последние два года прошли у меня под знаком безумной влюбленности в нее, и вот сейчас, бросая меня, она признается мне в любви.

— Да, люблю, Генри. И всегда буду любить. Пожалуйста… оставайся моим другом.

— Только попробуй потерять меня. Таких, как ты, Анна, одна на миллион. Другой такой уже не будет. А теперь — убирайся. Мне нужно обзванивать бюро по найму. Кто знает может, и отыщется вторая Анна Уэллс.

— А не хочешь, чтобы я еще поработала, пока ты не найдешь кого-нибудь? Я Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница могла бы ввести ее в курс дела.

— Нет, сматывайся. Дженифер тоже скоро уезжает. Живите на полную катушку, девочки. Кстати, Дженифер, за вычетом налогов твои алименты, составляют семьсот долларов в неделю. Зная тебя, я буду высчитывать налоги сразу же. Это твое соглашение о киносъемках во Франции все осложнит. Хочешь, чтобы я пересылал тебе чеки туда?

— Нет, оставляй мои деньги здесь. Вложи их во что нибудь. Сделай меня такой же богатой, как Анну. Генри рассмеялся.

— Передо мной сидят прямо-таки две рокфеллерши. И кто только сказал, что этот мир принадлежит муж чинам.

— Я пробиваю в нем свою дорогу Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница с огромным трудом, — посуровела Дженифер.

— Ну ясное дело. Целых пять месяцев пришлось, не жалея сил, вкалывать в бассейне.

Лицо Дженифер озарила одна из ее ослепительных улыбок.

— Да, в Калифорнии у меня были одни игры и развлечения.

— Знаете, кем я хотел бы стать в своей следующей жизни? Красивой бабенкой, — стоял на своем Генри. — А сейчас перед тобой Париж. Ты станешь французской Ланой Тэрнер. Но, сделай одолжение, не транжирь все свои деньги. Ты должна мне две тысячи. Вычту из твоих алиментов. И бога ради, не проси меня пересылать их тебе во Францию. Дай мне возможность отложить их для тебя же самой. Клиенты Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, вроде вас обеих, мне вот как нужны!

— Да, кстати, — ангельским голоском пропела Дженифер. — Одолжи мне еще тысячу. Генри…

— Опомнись, Дженифер…

— Мне нужно приодеться. В конце концов, в 1ариж я должна явиться во всеоружии и произвести там фурор.

февраль 1948

Анна влетела в «21» и подбежала к Генри, сидящему за своим обычным столиком в самом начале зала.

— Извини, что опоздала, но Лил Коул выжимает из меня все соки. — Она села.

От Генри не укрылось, что все мужчины в зале оборачиваются ей вслед. В результате трехнедельных усилий ведущих косметологов Кевина Гилмора внешность Анны изменилась, хоть и неуловимо, но все же так, что приковывала Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница к себе всеобщее внимание. Они не изменили красоту Анны, дарованную ей природой, но каким-то непостижимым образом так оттенили и подчеркнули ее, что она еще более бросалась в глаза. Раньше эта красота открывалась окружающим постепенно. Теперь же ее замечали моментально. Глаза были подведены, на веки наложены тени, а волосы взбиты и напоминали львиную гриву. Во всем ее облике по-прежнему читалось благородство знатной леди, однако сейчас она буквально притягивала к себе внимание мужчин.

— Сегодня утром я получила длинное письмо от Дженифер, — сказала она, не замечая всеобщего внимания.

— А я — короткое, с просьбой выслать денег. Анна, как она сумела так быстро все Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница потратить? Анна рассмеялась и заказала себе салат.

— Сколько бы денег у нее ни было, она всегда будет в долгах. Дженифер — транжирка. Не знаю почему, но ей, похоже, не нравится ничего из того, что она покупает. Большинство купленных вещей она тут же раздает.

Генри покачал головой.

— Надеюсь, что она найдет себе там человека, хорошего человека. Как актриса она не бог весть что, но лицо и фигура у нее чертовски хороши. Надеюсь, она заставляет их работать на себя. Потому что внешние данные — это все, чем она обладает, и, когда она лишится этого — придет конец и самой Дженифер.

— Генри Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница! Я была о тебе лучшего мнения. Неужели ты, как и все, ценишь Дженифер за ее внешность и только? Она замечательный человек, вот только ни один мужчина не берет на себя труд разглядеть в ней это. Я думала, что ты не такой. Дженифер в самом деле хороший человек… настоящая подруга… и очень милая. Одна из самых милых девушек, которых я знала в жизни.

— «Милая?» Ну что ж, с этим я, пожалуй, соглашусь. Милая с виду, на поверхности. Эта ее улыбка, словно навсегда приклеенная. Но расскажи мне немного о ней, Анна. Способна ли она на сколько-нибудь глубокое чувство?

— Трудно сказать: Дженифер никогда до Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница конца не раскрывается. Тебе что-нибудь известно? Я никогда не слышала, чтобы она о ком-то отзывалась плохо. Она и в самом деле мила со всеми. Понимаю, что смешно характеризовать Дженифер этим словом, но для нее оно подходит как нельзя лучше. Я ведь жила с нею и знаю. Вот ты, наверное, думаешь, что уж если кто мила, так это Нили. Она — умная и яркая, но милой ее назвать нельзя, в отличие от Дженифер. Ты знаешь, она никогда не говорила ничего плохого о принце! Только то, что у них не сложилось. Никакой злобной мстительности ни к нему, ни к Тони Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, ни даже к Мириам. Говорит просто, что не могла вынести скуку в Калифорнии. Нет, за фасадом этого очарования скрывается страшно одинокая душа, которая ждет мужчину, способного полюбить ее за духовные качества. Потому что на самом деле Дженифер хочет лишь одного: чтобы у нее был один мужчина, нормальная семейная жизнь, дети…

— Тогда как же вышло, что она прервала беременность? Вот когда я разочаровался в ней. Звонила мне из Калифорнии чуть ли не на грани истерики, потому что ее, видите ли, заставляют делать аборт — по крайней мере, сестра мужа заставляет. А сама она якобы хочет сохранить ребенка. А потом, когда я Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница в лепешку расшибся, чтобы обеспечить ей хорошие алименты, она избавляется от него. И ты еще станешь уверять меня, что девица, которая хочет иметь ребенка, не может прожить на тысячу долларов в неделю?

— Она никогда не рассказывала об этом и не называла никаких причин, — задумчиво проговорила Анна. — Но вероятно, в какой-то момент она испугалась того, что ей придется одной воспитывать ребенка. Я уверена, что, если бы нашелся подходящий человек, у них получилась бы нормальная семья.

Генри пытливо посмотрел на нее.

— А ты как?

— О, мои дела идут прекрасно. Мы уже закончили пробные фотосъемки. Со следующей недели я начинаю рекламировать Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница продукцию фирмы «Гиллиан». Первая весенняя демонстрация.

— Я не об этом, Анна. Я имел в виду твое будущее. Видишь ли, то, что ты станешь «Девушкой Гиллиана», многое изменит в твоей жизни. Когда твое лицо не будет сходить со страниц иллюстрированных журналов и рекламных объявлений, на твоем пути возникнет немало всяческих соблазнов.

— Я уже прошла через это, — напомнила она. — Помнишь? Всего два года назад мое имя не сходило с первых полос газет, постоянно упоминалось в статьях и репортажах: «Золушка Аллена Купера». Но я осталась прежней, не изменилась.

— Нет, изменилась, — тихо сказал Генри. — Ведь ты же не пошла замуж Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница за Лайона Берка, а?

Некоторое время она молча изучала свою тарелку.

— Я хотела выйти за него, Генри… больше всего на свете. И сейчас хочу.

— Так почему же не вышла, когда у тебя была такая возможность?

— Он хотел, чтобы я жила в Лоренсвилле.

— Именно об этом я и говорю, — медленно произнес он. — Та девушка, которая появилась в моей конторе в тот самый первый день, пошла бы за любимым человеком на край света. Вот почему я и принял тебя. Я посчитал, что ты слишком разборчива и не станешь вешаться на шею первому попавшемуся. Я не рассчитывал, что Лайон вернется. В ту самую Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница минуту, как он вошел, я сказал себе: «Прощай, Анна, — вот оно». К несчастью, Лайон никогда не был способен на глубокое чувство ни к кому — к мужчине ли, к женщине ли. Мы с тобой похожи друг на друга: когда нам кто-то нравится, мы сотворяем из него божество, кумира.

— Лайон любил меня… я знаю, — упрямо сказала она.

— Но не так сильно, как себя. Человек, который разом обрывает все концы, как это сделал Лайон, не способен на подлинное чувство. В известном смысле Лайон похож на Дженифер. Они влюбляются, эти лайоны и дженифер, но всегда выходят сухими из воды, потому что Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница свое, личное у них всегда на первом месте. Помни, Анна, ты молода. Будь осторожна. Как только встретишь мужчину с серьезными намерениями, хватайся за него и ни за что не отпускай. На одно очарование и обаяние не очень-то рассчитывай.

— Думаю, вряд ли у меня с кем-нибудь будет что-то серьезное, — ответила она. — Вот — с Лайоном это было именно так.

— Лайон для тебя умер, — категорически отрезал Генри. — С ним уже все… покончено!

— Понимаю, но я-то из-за этого не изменилась. Нельзя же вешаться на первого более или менее подходящего, который встретится на моем пути. Да, я хочу когда-нибудь выйти Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница замуж и иметь детей. Но я должна любить этого человека. — Она вздохнула. — А я никогда никого не смогу полюбить так, как я любила Лайона.

— Послушай, — сказал Генри. — Не становись «ишаком», как я. У меня ведь тоже была любовь, одна-единственная в жизни — Элен Лоусон! И я чертовски хорошо видел с самого начала, что она меня не любит, что она вообще не способна любить. Я научил ее всему. И хотя я был вовсе недурен собой, любил только ее. Может быть, я просто сам исключил для себя всякую возможность найти себе другую девушку. Ну и к чему я в результате пришел Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница? Остался один как перст.

— А может, вы с Элен могли бы еще…

— Смеешься?

— Но ты же сказал, что любил ее.

— Любил. Я любил ее такую, какой она себя изображала, какой я хотел ее видеть. А сейчас я вижу ее такой, какая она есть на самом деле. Я слишком стар, чтобы искать себе кого-то другого. Хотя и с нею сейчас происходит то же самое: начинает выпирать ее сущность Железнобокой Старушки! Я убил бы любого, кто назвал бы ее так при мне, но тебе-то я могу сказать. Любовь к Элен у меня уже прошла, но я ничего не могу поделать Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница со своей привычкой. Вот и тебя подстерегает то же самое, Анна, — привычка. И после того, как все чувства проходят и на первое место выступает логика, привычка все равно остается. До конца жизни. Вот поэтому и не вздумай в свои двадцать два года заводить привычки. Лайон — тот не тратит ни единой секунды своего времени на раздумья и воспоминания о тебе, уж можешь мне поверить. Поэтому и ты перестань думать о нем.

Анна чуть заметно улыбнулась.

— Постараюсь. Это единственное, что я могу, — постараться…

Часть VIII

НИЛИ

Нили устало закрыла сценарий. Бесполезно перечитывать — она и так знает его как свои пять пальцев. Раскинувшись на Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница роскошной кровати, — они отпила еще глоток шотландского виски. Уже половина двенадцатого, а сна — ни в одном глазу. Может принять еще одну «куколку»? Две она уже приняла… может, еще одну, красненькую? В шесть ей нужно быть на студии. Она прошла в ванную комнату и положила в рот красную пилюлю. «Давай, „кукленочек“, делай свое дело».

Спотыкаясь, она добрела до кровати. Заметила, что ее записная книжка-ежедневник открыта. Что это ей нужно помнить? Нили внимательно вгляделась. Слова поплыли у нее перед глазами, однако она узнала почерк Тэда. «Приходи сегодня пораньше. Баду и Джаду исполняется ровно год!»

Боже! Ух ты Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница! Это ведь было сегодня. Утром она даже не заглянула в свою книжку. Она так накачалась пилюлями, что едва смогла встать с постели. Ей понадобились две «декси», чтобы окончательно проснуться. И вот — она пропустила день рождения! Черт бы побрал эти повторные съемки! Она слезла с кровати и на цыпочках прошла в детскую. Чувство гордости волной захлестнуло все ее существо, когда она увидела две светловолосые головки. «Бад и Джад, — прошептала она в темноте, — мамочка не пришла на ваш день рождения, но она любит вас. О боже, до чего же она любит вас! Мамочка не заглянула в свою записную книжку, а то бы она Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница пришла, честное слово».

Так же, на цыпочках, она вышла из детской и вернулась, пошатываясь, в спальню. Тэд сейчас, наверное, где-нибудь с ума сходит, дуется на нее. Ну ладно, черт возьми, она не виновата. Просто не заметила эту чертову книжку. Потому он и оставил ее раскрытой на ночном столике. Кто же, черт побери, может что-нибудь разглядеть в пять утра? Она снова откинулась на подушки. Им, должно быть, испекли торт. С одной свечечкой. А мисс Шерман и Тэд, наверное, спели им песенку «С днем рождения». Крупная слеза скатилась по щеке, покрытой толстым слоем крема. Но ведь они Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница еще маленькие. Они не знают, что у них день рождения. Они не обиделись.

Зато Тэд теперь затаит на нее обиду. Где он, черт бы его побрал? Таскается, наверное, по кабакам, сукин сын, цепляет то девочек, то мальчиков. Она вспомнила, как застукала его в первый раз, с тем самым актером из Англии — в обнимку, и языки друг дружке чуть не в горло запустили. В ту ночь она приняла целый пузырек пилюль, и пришлось промывать желудок. Ее передернуло при этом воспоминании. Больше она никогда не сделает такой глупости.

Но зато после этого Тэд был сама нежность. В первую же ночь он крепко Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница обнял ее и объяснил, что имел дело с мужчиной только потому, что испытывал чувство неуверенности в себе. То, что ее два года подряд выдвигают на «Оскара» — пусть она так и не получила эту награду, — вселило в него чувство неверия в свои мужеские силы. Именно в ту ночь она и забеременела от него. И вот — у нее близнецы. Эти два очаровательных светловолосых мальчика в детской — ее дети. Они вышли на свет из нее! Она почувствовала горячую волну нежности. Всего двадцать два года — самая крупная и яркая звезда студии «Сенчури»… собственный дом в Беверли-Хиллз.

Пилюли не действуют… Интересно, а Дженифер принимала Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница когда-нибудь по три сразу? Наверняка принимала. Чтобы сниматься в таких картинах, Дженифер просто необходимо что-то принимать. Ух ты! Последний фильм произвел настоящий фурор, за билетами выстраивались многочасовые очереди. В главной роли Дженифер со своими голыми титьками, и тараторит на французском, как на своем родном. Может, в Париже это и считается нормальным, но титры под голой задницей еще не делают фильм произведением искусства. А та большая статья то ли в «Луке», то ли в «Лайфе», — где Джен сфотографирована в своей шикарной парижской квартире, — там чуть ли не открытым текстом говорилось, что она живет с этим французским Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница продюсером Клодом Шардо.

Интересно, что обо всем этом думает Анна? Ух ты! Она так и не ответила на ее письмо. Нужно поблагодарить ее за новую книжку Лайона, несмотря на все эти сволочные отзывы. Все книготорговцы в один голос заявляли, что книга прибыльная — точнее, должна была оказаться прибыльной, — но ничего не вышло. Черт возьми, может быть, ему нужны были деньги, и он думал, что его макулатура хорошо пойдет? Так или иначе, первая его книжка получила восторженные отзывы, но не принесла ему ни цента. Интересно, по-прежнему ли Анна неравнодушна к Лайону? Наверное, до сих пор питает к нему что-то Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, раз хочет, чтобы ее подруги обязательно прочли эти книги. Но ведь все газеты намекают, что сейчас она с Кевином Гилмором. Ух ты! Подумать только: Анна — «Девушка Гиллиана». Стоит открыть любой журнал — непременно наткнешься на ее фото. Ах да… в воскресенье вечером. Она привстала и нацарапала несколько слов в книжке-ежедневнике. Надо будет не забыть посмотреть. Анна будет рекламировать продукцию «Гиллиан» в передаче «Час комедии». Анна — на экране телевизора!

Телевидение… Ух ты, как они в Калифорнии забегали из-за этого вонючего ящика. Будто он когда-нибудь сможет представить хоть какую-то угрозу кинопромышленности. Но сейчас все паникуют. Стали отказываться от услуг актеров Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница, снимающихся по контрактам, причем это приняло массовый характер. Перестали заключать длительные соглашения — только на съемки в одной-двух картинах. Ей еще повезло, что она пользуется такой популярностью. О-о, как они были рады подписать с ней долговременное соглашение! На целых пять лет вперед… еще целых пять лет, по пятьдесят две недели в каждом, ей будут выплачивать деньги…

Хорошо, если бы Тэд приехал сегодня домой. Ей нужно, чтобы он вступился за нее завтра. Эти эпизоды с танцами чересчур трудны. Станцевать-то она сумеет, но это же просто смешно. Пусть Тэд скажет, что в его костюмах она не может танцевать, и Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница пусть ей сделают танцы полегче, а то сегодня она еле-еле отдышалась. Эти зеленые пилюли великолепны: с них не тянет в сон, делаешься худощавой и подтянутой. Вот только сердце с них колотится так, что невозможно выдержать двухчасовую танцевальную тренировку. А может, Тэд у себя в студии? Может, он и не сердится вовсе, просто заработался допоздна? Она потянулась к телефону. Нет, если он не в студии, лучше ей ничего не знать об этом. Да и какого черта — если он и на работе, то что это доказывает? Он и у себя в студии может развлекаться с каким-нибудь парнем. Боже, и Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница почему она его так любит? Он и мужик-то никудышный. Да, но ведь и Мэл тоже был слабоват. И почему она привязывается к таким вот мужикам? Сначала они кажутся такими сильными: помогают ей, говорят, как надо поступать — по-настоящему сильными. И куда потом всё девается?

Нили посмотрела на стенные часы — двенадцать. Пилюли не действуют. Нужно добавить еще виски, чтобы подействовали. Черт возьми — виски у них внизу. Здорово, что она обнаружила, как выпивка помогает действию этих пилюль. Интересно, а Дженифер знает? Без выпивки «куколки» — ничто. Ладно, сейчас она спустится вниз и нальет себе еще.

Она босиком сбежала по мраморным ступенькам Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница. Слуги спят, свет в гостиной выключен. Нащупывая выключатель, она услышала всплеск в бассейне. Нили подошла к дверям, ведущим в патио. Что за черт, кто еще там в бассейне? В кабинке для переодевания горел свет, отражаясь на поверхности воды. Да это же Тэд! Она облегченно рассмеялась. Ух ты, совсем с ума спятил — купаться голым в такой час. Она стала расстегивать пижаму. Сейчас бросится в воду и напугает его. Нет, тогда сон окончательно пройдет, а ей завтра рано вставать. Она уже собиралась окликнуть его, как вдруг увидела, что из кабинки неуверенно и даже застенчиво вышла какая-то девушка, прикрывая полотенцем Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница свою наготу.

— Да ладно тебе, брось полотенце. Вода теплая, — крикнул ей Тэд.

Девушка посмотрела на огромный темный дом.

— А что, если она проснется?

— Смеешься? Да она так накачалась, что ее теперь и землетрясение не поднимет. Ну давай же, Кармен, а то я сам тебя затащу.

Девушка с деланной застенчивостью уронила полотенце. Даже в полутьме Нили разглядела, что фигура у нее великолепная. Прищурив глаза, она присмотрелась внимательнее. Эту девицу она уже где-то видела… Ну конечно! Кармен Карвер. Заняла первое место на каком-то конкурсе красоты, и на студии сейчас делают ее пробные съемки.

Тэд поплыл навстречу девушке. Нили услышала, как Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница та вскрикнула:

— Ах, Тэд! Только не в воде… Не надо!

— Почему? Ведь на суше у нас уже было и так, и эдак. Нили почувствовала, как к желудку подкатывает тошнота. О боже! Нет, только не это! С мальчиками время от времени — еще куда ни шло. У Тэда это болезнь, так ей психиатр сказал. Ничего общего с супружеской неверностью. Но это!

Она схватила бутылку виски и, спотыкаясь, стала подниматься по лестнице. Налила себе изрядную порцию, приняла еще одну пилюлю и забралась в постель. К черту Тэда с его шлюхой! Ух ты, ну и похмелье же будет у нее наутро. А Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница ведь ей вставать в пять утра.

Нили вдруг рывком села в кровати. А что случится, если она не придет? За свою жизнь она ни разу, даже на пять минут не опоздала на репетицию, примерку или интервью. Ну и что это дало? Да, конечно, сейчас она зарабатывает пять тысяч в неделю, но как ей приходится выкладываться за это! За дом еще не выплачено — деньги ей ссудило правление киностудии. Доктор Митчел говорит, что дом очень нужен для того, чтобы приобрести уверенность в себе, что это избавляет ее от детской неустойчивости и нестабильности. Ничего себе, советики… обходятся ей по двадцать пять долларов за Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница визит. Она увидит его завтра, пусть-ка он объяснит ей это! И вот сейчас, перебирая все в памяти, она вдруг задалась вопросом: а за что, собственно, платит Тэд, черт бы его побрал? За прислугу, машину, свою студию, питание и выпивку. Может быть, экономическое соглашение перед женитьбой было ошибкой? Его бизнес растет, как на дрожжах, и процветает. «Вог» постоянно посвящает ему многостраничные обзоры. А что имеет она? Студия вычитает с нее тысячу в неделю в счет погашения ссуды за дом, а еще оплата поверенного, личной служанки, секретаря, подоходный налог… Боже! Она не может отложить ни цента. Ну что Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница ж, через три года она рассчитается за дом. Она отхлебнула виски прямо из бутылки. Ее начинала охватывать блаженная эйфория. Когда за все будет выплачено, все будет хорошо…

Хорошо?! Пресвятой боже! А Тэд в эту минуту «употребляет» какую-то девицу в ее бассейне! Словно пружиной, Нили сбросило с кровати. Она захмелела, голова у нее налилась тяжестью, но она просто обязана была взять и вышвырнуть эту девку вон из своего бассейна. Цепляясь за перила, она, пошатываясь, спустилась по лестнице. Нащупав в темноте выключатель, она торжествующе повернула его, и весь бассейн залило ярким светом.

Тэд и девушка торопливо вылезали из воды, когда она, еле держась Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница на ногах, выступила вперед с бутылкой виски в руке.

— Ну что, ребятки, развлекаетесь? — пронзительно крикнула она. — Трахаетесь в моем бассейне? Не забудьте спустить после этого воду. Не забудь, Тэд, это твои дети плещутся в нем каждое утро.

Девушка, дрожа от ужаса, спряталась за спину Тэда. Перевернув бутылку вниз горлышком, Нили, не спеша, вылила виски в воду, стряхнув даже капли.

— Может, это хоть немного продезинфицирует воду, — ухмыляясь, съязвила она. Затем смерила Тэда презрительным взглядом. — Теперь, значит, подыскал себе потаскушку женского пола… вместо мальчика. Митчел опять, поди, станет втолковывать мне, что тебе необходимо и это тоже!

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница: 2 | Нарушение авторских прав


documentaeemrhh.html
documentaeemyrp.html
documentaeengbx.html
documentaeennmf.html
documentaeenuwn.html
Документ Что для женщины счастье? Прежде всего — любовь. Но если нет любви, чем можно ее заменить — деньгами, властью, славой? Три героини романа — три разные судьбы. Эти женщины добились в жизни многого — 20 страница