ВТОРНИК 3 страница

Собственно, точно спрятали, и я догадываюсь, кто это сделал, черт побери!

— Дядя Мэтт?

— Наверно.

— Нет, точно. Он мне признался.

— Неужели вы знали? Почему же сразу не сказали?

— Хотела проверить, правду ли вы говорите. Теперь убедилась. Ваши слова совпадают с признанием дяди.

Еще бы.

— Скважина сплошь исцарапана, — прозвучал голос Карла. — Похоже, придурок хотел вскрыть футляр. Расспроси.

Мадам Помроль прокашлялась.

— Впрочем, вы кое-что утаили.

Хорошо бы уметь краснеть в таких случаях. Хотя в полутьме все равно незаметно.

— То есть?

— Безуспешно пытались открыть футляр.

Джек закрыл глаза.

— Господи! Передайте дяде Мэтту мои извинения.

— Поняли, что в футляре ценные монеты, по закону принадлежащие брату?

— Эй ВТОРНИК 3 страница, минуточку! Дядя Мэтт завещал Биллу коллекцию, а мне дом со всем содержимым. Этот футляр был в доме, значит, он мой по праву.

— Ваш дядя не согласен. Говорит, там серебряные монеты невысокой стоимости.

Она пристально смотрела на него, стараясь догадаться, известно ли ему о содержимом коробки. Удалось удержаться от слишком поспешного отрицательного ответа и не показаться чрезмерно сговорчивым.

— Правда? — Он хмуро взвесил в руках коробку. — Тяжеловато для серебра.

Леди мигом развеяла его сомнения:

— Я в этом не разбираюсь. Знаю только со слов вашего дяди, что эти первые собранные в детстве монеты дороги как память.

— Правда? — Вроде бы ВТОРНИК 3 страница ясно, куда она клонит.

— Он не смог забрать их в Потусторонний мир, поэтому они остались в доме.

— Разве можно забрать с собой что-нибудь после смерти?

— К сожалению, нет, — покачала головой мадам. — Деньги там не нужны. Не всегда нужны, скажем так.

— Ладно, вопрос решен. Отдам Биллу.

— Ни в коем случае! — крикнул в наушнике Карл. — Говорю тебе, там целое состояние!

Джек хлопнул ладонями по столу, подхватил футляр, поставил на ребро. Что мадам дальше скажет? Позволит уйти с редкими золотыми монетами? Не похоже. Не верится.

— Минуточку, мистер Батлер. Ваш дядя просит меня переправить футляр в Потусторонний мир, чтобы он в последний ВТОРНИК 3 страница раз поглядел на него.

— Да ведь вы говорите, это невозможно...

— Можно на секунду, потом он вернется.

— Ну ладно, давайте.

— К сожалению, в данный момент нельзя. Дело трудное, займет много времени, причем я должна остаться одна.

— Хотите, чтоб я просто оставил его и ушел? Ничего себе! Только не в этой жизни.

— Вы мне не доверяете?

— Леди, я вас всего два дня знаю.

— Я дала обещание вашему дяде. Нельзя нарушать обещание покойнику.

— Извините.

Мадам Помроль закрыла глаза и повесила голову. Молча сидя напротив нее за столом, Джек раздумывал, надо ли просить гарантий, и решил, что не надо. Пусть сама предлагает.

Наконец ВТОРНИК 3 страница она подняла голову, открыла глаза с тяжким вздохом.

— Необычный случай. Почти удивительный. По мнению вашего дяди...

— Стойте. Вы с ним сейчас говорили?

— Да. И он велел вам доказать, что мне можно верить.

Еще лучше. Пусть идея исходит от дяди Мэтта.

— То есть как это?

— Я положу в конверт тысячу долларов и отдам его вам, пока переправлю футляр на ту сторону. Когда верну, вы мне его отдадите.

— Тысячу долларов? Маловато, по-моему. Вдруг футляр не вернется? Я все потеряю. Спорю: монеты стоят пару-тройку тысяч.



— Ну, две с половиной тысячи. Больше не просите — не дам.

Джек призадумался и кивнул:

— Ладно.

Мадам поднялась ВТОРНИК 3 страница с оскорбленным видом:

— Пойду принесу.

— Надеюсь, вы в своем уме и так далее.

— Дядя на вас сердится, и, признаюсь, я тоже.

— Знаете, мне это тоже не нравится. Просто забочусь об интересах брата. Это же его монеты.

Она исчезла во тьме, не сказав больше ни слова. Молодец, мысленно похвалил ее Джек. Идеальное сочетание негодования и обиды. И полное спокойствие. Дверь закрылась, в ухе зазвучал женский голос:

— Даже не поверишь, какое дерьмо! Тысячи долларов мало тупому ублюдку. Требует две с половиной, гад долбаный. Найдется у нас столько наличными?

— Посмотрю, — проворчал Карл. — С утренними пожертвованиями и его собственными пятью сотнями как раз хватит ВТОРНИК 3 страница.

Проклятье! Собираются вернуть фальшивку. Ладно, риск все равно был.

— Сунь в конверт. Сделаю ему финт ушами. — Послышался шорох бумаги. — Так и хочется запихнуть двадцать пять сотен козлу в задницу!

Фостер рассмеялся:

— Какая разница, сколько он просит? Не унесет ни цента.

Мадам тоже фыркнула.

— Правда.

Это вы так считаете, друзья мои.

Ерзая на стуле, Джек вынул пять фальшивок из пачки, снова сунул в рукав, оставив двадцать пять на коленях.

— Дело в принципе, Карл. Он должен был мне поверить за тысячу. Дело в принципе, мать твою! — Вновь зашуршала бумага. — Хорошо. Я пошла. Представление начинается.

Вспыхнул верхний свет в настенном канделябре ВТОРНИК 3 страница.

Что за черт?

Джек взглянул на свою пачку. Рассчитывал на полутьму во время сеанса, а теперь придется работать при полном освещении. Дело осложняется.

Он наклонился к столу, пряча бумажки от мадам Помроль, вернувшейся с маленькой деревянной шкатулкой и белым конвертом, бросив его на стол с неподражаемым демонстративным достоинством.

— Вот залог. Пересчитайте.

— Да ладно.

— Пожалуйста. Я настаиваю.

Пожав плечами, Джек открыл конверт, заметив внутри предохранительную штриховку, чтобы содержимое не просматривалось сквозь бумагу.

Теперь самое трудное, тем более при проклятом свете... Надо действовать точно, спокойно, небрежно...

Он вытащил из конверта банкноты и принялся пересчитывать, держа их под крышкой стола ВТОРНИК 3 страница. Мышцы на шее и на спине напряглись. Известно, что у Фостеров в канделябре камера наблюдения, но не помнится, то ли простая широкоугольная, то ли с дистанционным управлением. Если Карл заметит подмену, вполне может выкинуть грубую шутку. Скажем, выстрелить в спину.

Джек решил рискнуть. Слишком далеко зашел, чтоб назад поворачивать. Наушник подскажет, догадался ли Фостер.

Склонившись к столу, он подменил купюры мадам Помроль фальшивыми бумажками.

— Все точно.

Выложил деньги на стол и сунул в конверт, тщетно ожидая комментариев Карла. Проскочил?

Мадам взяла конверт, быстро в него заглянула, лизнула клейкую полоску.

— Убедитесь, пожалуйста, что футляр заперт. Я верну его точно в том виде ВТОРНИК 3 страница, в каком получила.

Джек наклонился к футляру, присматривая за ее руками. Ага! Как только он опустил голову, она мгновенно подменила конверт с деньгами другим, вынутым из рукава.

Что ж, мы друг друга стоим. Только я все же на шаг впереди.

— Угу, — подтвердил он. — Закрыто как следует.

— Ну, — сказала она, открывая шкатулочку, — теперь я хочу запечатать конверт.

Вытащила красную свечку, коробок спичек и какое-то кольцо, чиркнула спичкой, зажгла свечу, капнула на конверт воском, припечатала кольцом.

— Вот. Я наложила на конверт спиритическую печать. Не вскрывайте его. Вскроете только в том случае, если футляр не вернется. Если раньше сломаете спиритическую печать ВТОРНИК 3 страница, дядя вас накажет.

Джек испуганно охнул.

— Как накажет?

— Скорее всего, сделает так, что монеты исчезнут. А может, и хуже. — Она погрозила пальцем, передавая конверт. — Так что не открывайте, пока не вернетесь.

Очень умно. Перекрыты все выходы.

— Не беспокойтесь, не буду.

Он положил конверт на колени и быстро переправил вместе с двадцатью пятью сотнями долларов в боковой карман пиджака.

— Да, слушайте, мне завтра быстренько надо по делам смотаться туда и обратно в Чикаго, так что только в четверг приду. Успеете управиться?

— Надеюсь, к тому времени футляр вернется.

Имеется в виду, с пустым серебром вместо золота.

Джек подвинул к ней футляр:

— Ну ВТОРНИК 3 страница, поторопитесь. Будь здоров, дядя Мэтт, где в ты ни был. — Он встал, помахал мадам Помроль и направился к двери. — До четверга.

По пути через приемную, по коридору, с трудом сдерживал смех. Не стоит возбуждать подозрения. Спускался по лестнице, не дожидаясь лифта, поскольку в вентиляционном отверстии скопилась куча дерьма — не хочется, чтоб оно на голову свалилось.

— Закрой дверь, — сказал в наушнике голос мадам Помроль, — и взглянем на монеты.

В вестибюле Джек услыхал голос Фостера:

— Черт! С замком что-то не то...

— В чем дело?

— Похоже, заблокирован.

Верный диагноз, Карл. Джек махнул привратнику, вышел на улицу. В замочную ВТОРНИК 3 страница скважину второго футляра он сунул сломанную булавку. Желая послушать, затоптался на тротуаре.

— Смотри, — сказал Фостер. — Как она туда попала? Ну ладно, уже вытащил. Теперь дай только пару секунд... Так... Ну, готовься полюбоваться. Ох, проклятье! Не может быть!..

— Дай-ка... — Мадам Помроль охнула. — В чем дело, мать твою? Ты же сказал, что футляр набит золотыми монетами! Ослеп, раздолбай?

— Был набит! Клянусь! Не знаю...

— А я знаю! Этот говнюк фокус выкинул. С самого начала нас дурачил. А ты его впустил!

— Я?

— Ты, ослиная задница! Ты должен проверять лопухов!

— Я проверял... Адрес, номер телефона...

— Ну, могу тебя заверить, дурак долбаный, что проживающий по ВТОРНИК 3 страница тому адресу Роберт Батлер не наш лопух, а телефон стоит не в его квартире. Мать твою так-перетак!

— Ладно, взгляни на дело с другой стороны. Он думает, будто унес два с половиной куска, а получил обрывки газетной бумаги. У нас остались его пять сотен. Хотелось бы мне на него посмотреть, когда он откроет конверт. Не он нас наколол, а мы его.

— Плевать мне на это дерьмо. Я крысиного хвоста не дам за вонючие пять сотен. Главное, что он нас одурачил. Расплатился, конечно, наличными, но меня бесит, что верх одержал. Явился в дом и провел нас, как долбаных идиотов, — в ВТОРНИК 3 страница нашем собственном доме! Как слабоумных новичков! Если об этом пойдет слух, как нам людям в глаза смотреть? Мы для всех станем трахнутыми кретинами!

Правильно, мысленно подтвердил Джек, вынимая наушник. Потом вы себя еще лучше почувствуете.

Будем надеяться, они не скоро опомнятся, не скоро осознают всю силу удара.

Он махнул кулаком, поплясал через дорогу. Отлично, а дальше будет больше.

Джиа проснулась, увидев во сне голубые глаза.

Зевнула, потянулась в просторном кожаном шезлонге, где они часто устраивались вместе с Джеком, глядя его любимые ужастики.

Она снова зевнула. Никогда раньше днем не дремала. Присела, закрыла глаза на секундочку и вдруг отключилась на ВТОРНИК 3 страница сорок минут. Может быть, из-за беременности, может быть, оттого, что поздно засиделась вчера с Джеком. Помнится, как было тяжело носить Вики.

Сон, в любом случае, не освежил. В нем неотступно присутствовал образ вчерашней светловолосой девочки с тоскливым умоляющим одиноким взглядом...

Чего ей надо? Почему эта девочка из головы не выходит?

Снова дело в беременности. Конечно, во всем виноваты гормоны. Вдобавок она одна в доме летним днем, без перспективы увидеть Вики до конца недели.

Джиа встала с кресла, схватила сумочку. Не хочется сидеть дома. Выйдя на теплую влажную улицу, сообразила, куда идти.

Она никогда не любила подземку, нервничала ВТОРНИК 3 страница в темном закрытом туннеле, а сейчас пошла. Быстро прошагала по Лексингтон-авеню до станции «Пятьдесят девятая улица», где пересекались две линии. Не зная линий в Бруклине и Куинсе, посмотрела на схему. У справочной будки, отыскала поезд, который шел в самое сердце Астории.

Близился час пик, вагон был почти полон, от качки голова закружилась, пока поезд не вырвался из туннеля на воздух. Джиа облегченно вздохнула, когда в исцарапанные стекла глянуло солнце.

Поезд шел поверху до ее остановки на Дитмарс-бульваре. Она вышла из вагона, спустилась на улицу. Отсюда легко найти Менелай-Мэнор. Надо только свернуть у...

— Джиа?

Она вздрогнула от неожиданности, оглянулась ВТОРНИК 3 страница на усатого мужчину с длинными рыжими волосами. Не узнала с первого взгляда...

— Джек?

— Что ты тут делаешь?

Каблуки звонко цокали по платформе. Ковбойские сапоги?

Он потянулся поцеловать ее, она махнула рукой:

— Пожалуйста, без усов.

— Ладно, — улыбнулся Джек, сдернув усы.

Они поцеловались, он обнял ее за талию, заглянул в глаза:

— Никак не ожидал тебя здесь увидеть. В чем дело?

— Не знаю.

Джиа совсем растерялась. Что это она задумала? Постучать в дверь братьев Кентон, спросить, не разгуливают ли сегодня по дому какие-нибудь светловолосые девочки? Импульсивный поступок, совсем ей не свойственный.

— Собираешься разузнать насчет той самой девочки?

Она вытаращила глаза ВТОРНИК 3 страница:

— Господи помилуй, откуда ты знаешь?

— Со вчерашнего дня ты о ней постоянно твердишь. Видно, она у тебя из головы никак не выходит.

— Правда. Я о ней почему-то постоянно думаю. Может, не думала бы, если б она не исчезла, если в мы поговорили. А так... остается загадка.

— Вряд ли мы ее разгадаем. Скорее всего, тебе нечего беспокоиться и ездить в Асторию. Я хочу сказать, ты же беременна и все такое.

— Всего десяток остановок от дома.

— Да, но в подземке полно народу, много больных, заразных. Мне не хочется, чтоб ты что-нибудь подцепила.

— Раньше ты об этом не думал.

— Думал ВТОРНИК 3 страница, а теперь вдвойне думаю, если ты меня понимаешь.

Трогательная забота о ней и ребенке, хотя Джек немножко хватил через край.

— Просто, наверно, хотелось еще раз взглянуть, — вздохнула Джиа.

— Что ж, раз я сам хочу заглянуть к Лайлу и Чарли, — он с подчеркнутой куртуазностью взял ее под руку, — позвольте проводить вас туда.

Она, стрельнув глазами, вступила в игру.

— Очень мило с вашей стороны, сэр, но я страшно боюсь за свою репутацию рядом с мужчиной с подобной прической. Как же мне после этого показаться в приличном обществе?

— Хотите другую прическу? Скажите лишь слово, мадам.

Джек с удовольствием сдернул жуткий парик, сунул ВТОРНИК 3 страница в карман не менее жуткого спортивного пиджака. Джиа пригладила его взлохмаченные волосы.

— Кстати, кто вас нынче одевал?

— Стиви Уандер.

— Так я и думала. — Она ему позволила взять себя под руку, они направились к лестнице. — Вижу, ты в хорошем расположении духа.

— Пока день довольно удачный.

По дороге он рассказывал, как околпачил двух жуликов в Верхнем Вестсайде. Джиа давно не видела его таким оживленным. Прекрасно, что прежний Джек вернулся.

У Менелай-Мэнор встретили пару выходивших рабочих, должно быть вставлявших разбитые окна. Чарли пригласил их в дом, не спрашивая, зачем пришла Джиа. Джек не стал вдаваться в объяснения. В любом случае ВТОРНИК 3 страница Чарли слишком заинтересовался его нарядом. — Обалдеть! — с ухмылкой ткнул он пальцем в спортивный пиджак. — Ну и клевый прикид!

Вдоволь насмеявшись, он сообщил, что Лайл ждет наверху, а не в канале, где идет ремонт.

Джек оглянулся на Джиа:

— Ничего, если тут обождешь, пока я поднимусь? Деловой разговор. На минуточку.

— Говори сколько хочешь. Поброжу... огляжусь.

Джек, подмигнув, проследовал за Чарли в приемную и вверх по лестнице. Когда они скрылись из вида, она бесцельно прошлась по коридору, заглянула на кухню, сунула голову в дверь соседней комнаты с раскуроченным телевизором. Впрочем, на экране светился рекламный плакат — «Дукакис — президент». Наверно, исторический или документальный канал ВТОРНИК 3 страница. Пошла к черному ходу, выглянула на задний двор, заросший сухой жесткой травой с бордюром из кустов бирючины. Никакой девочки.

Джиа разочарованно вернулась в приемную.

Чего ждала? Все равно хорошо, что пришла. Возможно, совершив паломничество, перестанет думать о ребенке.

Она лениво потянула к себе брошюру о Менелай-Мэнор, чтобы снова почитать о доме. Оттуда выпал буклетик. На обложке было написано: «Кто — я?», в углу стояли инициалы «Дж. Т. Ч.». Раскрыв его, Джиа увидела изображение храма и надписи «Клуб рыбаков», «Пастыри мирян». Издательство Чика.

Ей сразу стало ясно, что это произведение «заново рожденных», уговаривающих читателей-христиан стать «пастырями мирян», «ловцами человеков», приводя неверующих к ВТОРНИК 3 страница Иисусу.

Почему фундаменталистские секты считают себя обязанными заставлять других верить в то, во что сами верят? Откуда это стремление обратить людей в свою веру?..

Листая брошюру о доме, нашла другой буклет Чика под названием «Такова была твоя жизнь!». Открыв его, услышала, как детский голос запел:

— Наконец мы одни...

Она оглянулась, и сердце у нее екнуло. Вот она — светловолосая девочка. Стоит в дверях, смотрит горящими голубыми глазами. Та же вчерашняя кофточка в красно-белую клетку, те же сапоги и бриджи.

— Привет, — сказала Джиа. — Как тебя зовут?

Девочка не улыбнулась и не ответила. Стиснув перед собой руки, пела, глядя на ВТОРНИК 3 страница нее.

— Ты здесь где-нибудь рядом живешь?

Она продолжала петь. Хороший слух, хороший голос точно выводит мелодию. Плохо лишь, что упорно поет, не говоря ни слова. На следующем куплете подняла руки, принялась расстегивать кофту.

Джиа замерла на месте.

— Что ты делаешь?

Без того пугает бесконечное пение и невидящий взгляд детских глаз, а тут еще это...

Может, она слабоумная?

— Пожалуйста, не надо! — воскликнула Джиа.

Воздух в комнате сгустился, из петли выскочила последняя пуговица, девочка вцепилась в полы, распахнула, обнажив плоскую голую грудь с широкой рваной красной раной посередине...

Нет, не с раной — с зияющей кровавой дырой, абсолютно пустой ВТОРНИК 3 страница, где ничего не было на месте сердца...

Наполовину изложив историю о том, как он перехитрил мадам Помроль с ее вариантом «испанской куклы», Джек услышал крик Джиа и бессознательно ринулся вниз по лестнице, бросив ошеломленных слушателей. Скатился на первый этаж, почти не касаясь ногами ступеней, увидел ее посреди приемной, согнувшуюся, закрывшую лицо руками, плачущую. Огляделся, никого не увидел, схватил ее за руки, притянул к себе:

— В чем дело? Что случилось?

Она подняла залитое слезами лицо цвета устрицы, только что вытащенной из раковины.

— У нее сердца нет! Она кофточку расстегнула, а сердца нет.

— Кто?

— Девочка.

— Которую ты вчера видела?

Джиа кивнула, вытаращила глаза ВТОРНИК 3 страница, ткнула пальцем в коридор:

— Смотри... Вон ее кровь!

Джек оглянулся как раз в тот момент, когда с лестницы сверзились братья, увидел на полу коридора сверкающий красный след, на который попал башмак Чарли. Поскользнувшись, парень упал, мгновенно вскочил, в ужасе глядя на окровавленные руки.

— Кровь? Господи боже, откуда...

Он вылупил глаза на Джека.

Замерший на последней ступеньке Лайл махнул рукой в сторону кухни:

— Оттуда!

Они с Чарли двинулись по коридору, осторожно обходя красные пятна, Джек инстинктивно шагнул за ними. Джиа схватила его за руку:

— Не оставляй меня!

Он обнял ее, прижал к себе, стараясь унять дрожь.

— Не бойся, не оставлю.

Однако ВТОРНИК 3 страница всей душой рвался к кровавому следу. Надо обязательно выяснить, что испугало Джиа до полусмерти. Плевать, каким образом кто-то показал ей девочку без сердца, но тот, кто это сделал, должен за это ответить.

Глядя, как братья вошли на кухню, повернули по следу налево, Джек услыхал голос Лайла:

— Идет вниз по ступенькам.

Ноги затопали по лестнице, послышались испуганные крики.

— Джек! — кричал Лайл. — Посмотри, что тут... что... — Он не находил слов.

Джек взглянул на Джиа, она затрясла головой:

— Не бросай меня здесь одну! Пожалуйста...

Надо посмотреть, что там такое. Он повернулся и крикнул:

— Джиа тоже можно взглянуть? Не страшно?

— Нет ВТОРНИК 3 страница... да... не знаю, кому на это можно взглянуть... Идите скорей, пока не пропало!

Джек снова посмотрел на нее:

— Пошли. Я буду рядом.

— Так я тебе и поверила, — пробормотала она, содрогнулась, скрепилась. — Ну ладно. Только если будет очень страшно, сразу уйдем, обещаешь? Поедем домой, а сюда никогда не вернемся.

— Обещаю.

Они пошли, как сросшиеся друг с другом сиамские близнецы, стараясь не наступать на кровавые пятна. На кухне повернули, спустились на несколько верхних ступенек узкой подвальной лестницы, над которой горела одна лампочка. По правой стене тянулись двухдюймовые перила. На нижних ступеньках стояли Лайл с Чарли, напрягшись, согнувшись, вглядываясь в подвал, которого ВТОРНИК 3 страница не было видно за поворотом лестницы.

— Я первый пойду.

Джек начал спускаться, крепко держась за шаткие перила, чтобы не потерять равновесие, чувствуя рядом Джиа, которая чуть не сидела у него на спине, положив обе руки на плечи.

Братья Кентон снизу оглянулись. У Лайла лицо напряженное, у Чарли обмякшее, потное. Перепуганные дети. Интересно, что может привести в такое состояние взрослых мужчин?

Через несколько шагов стало ясно.

— Святители небесные...

— О господи! — охнула в ухо Джиа, прижавшись к спине и выглядывая из-за плеча.

Пол подвала по нижнюю ступень лестницы был залит ярко-красной жидкостью, которая уже выплескивалась на следующую ступеньку ВТОРНИК 3 страница, медленно вращаясь против часовой стрелки.

— Неужели... — пробормотал Джек.

— Точно, будь я проклят, — подтвердил Лайл. — Запах слышишь?

Пальцы Джиа внезапно когтями впились в плечи.

— Там кто-то есть! — воскликнула она.

Джек подался вперед, прищурился на поверхность красного озера.

— Где?

— Вон! — Из-за правого плеча высунулся указующий палец. — Боже мой, разве не видишь? Вон там рука торчит. Детская... той самой девочки!..

— Чего это ты говоришь? — переспросил Чарли. — Нету никого.

Джек вынужден был согласиться. На поверхности только рябь от стены до стены.

— Я тоже ничего не вижу, Джи.

— Да вы что, ослепли? — в панике закричала она. — Девочка тонет! Руку тянет за помощью... Не видите ВТОРНИК 3 страница? Ради бога, вытащите ее кто-нибудь! Пожалуйста!

— Я ничего не вижу, — сказал Лайл. — Допустим, ты видишь, спорить не буду, но, даже если там кто-то есть, тут глубина не больше фута.

Джиа, дико вытаращив глаза, принялась протискиваться мимо Джека.

— Я этого не вынесу, Джек! Надо что-то делать...

Он ее не пустил.

— Нет. Неизвестно, что тут происходит, а ты и так уже подошла слишком близко. — Кто знает, как это отразится на ребенке.

— Джек...

— Тебе ясно, что я имею в виду. Нельзя...

— Поднимается! — крикнул Чарли.

Джек оглянулся — кровь накрыла вторую снизу ступеньку.

— Давайте немножечко все отойдем, — предложил ВТОРНИК 3 страница Лайл, сделал шаг назад, поскользнулся, испуганно вскрикнул, падая на спину, одной рукой схватился за стену, другую протянул к брату. Стоявший к нему спиной Чарли не успел среагировать вовремя.

Размахивая руками, Лайл упал, с головой ушел в жидкость. Чарли с воплем намерился броситься следом, Джек схватил его за плечо:

— Обожди!

В потрясенном безмолвии он пристально смотрел на поглотившую Лайла алую жидкость.

Что за чертовщина? Даже при быстро поднимавшемся уровне глубина не может превышать двух футов. И циркуляция вроде ускорилась...

Через секунду вынырнул Лайл, задыхаясь, колотя пуками, с залитым кровью лицом.

— Слава богу! — охнул Чарли, схватился одной рукой за хилые перила, протянул ВТОРНИК 3 страница другую. — Сюда греби!

Пока Лайл плескался, стараясь протереть глаза, поток начал уносить его от лестницы.

— На ноги встань! — крикнул Джек.

— Не могу, пола нет! Нету дна...

— И руки девочки больше не видно, — добавила Джиа. — Исчезла...

Кровь лизала уже четвертую ступеньку. Поток унес Лайла к дальней стене, на глазах превращаясь в воронку, которая все быстрее вращалась.

— Водоворот! — закричал Чарли, стараясь как можно дальше вытянуть руку. — Хватайся, когда тебя сюда принесет!

Бездонный кровавый водоворот, думал Джек. Крутится против часовой стрелки. Уровень не падает, а поднимается. В подвале дома в Куинсе.

Далеко не самая дикая вещь, какую он в жизни видел, но ВТОРНИК 3 страница стоять за ней может только одно.

Впрочем, этим позже займемся. В данный момент надо вытащить Лайла и вывести из дома Джиа.

Лайла понесло в их сторону, и Джек крепко схватил Чарли.

— Я держу тебя, лови его.

Но Лайла затягивало в центр воронки. Он отчаянно пытался подплыть, безнадежно вскрикнул, на несколько дюймов не дотянувшись до протянутой руки брата, его понесло дальше.

— Плыви! — кричал Чарли. — К стенке плыви...

Лайл по-собачьи барахтался в густой жидкости. Пловец из него никудышный.

— Не могу, — выдохнул он. — Течение слишком сильное...

— Веревка есть? — спросил Джек.

Чарли в панике не сразу понял, а потом слегка успокоился ВТОРНИК 3 страница.

— Нету... Бечевка есть.

— Ну ладно. — Решение под рукой. Джек оглянулся на Джиа: — Вернись на минутку на кухню.

— Никуда не пойду.

— Просто в дверях постой. Я хочу, чтоб ты ушла с лестницы. Поторопись. Может, другой возможности не представится.

Она поднялась на верхнюю ступеньку, повернулась, испуганно на него глядя. Джек тоже поднялся на несколько ступенек, схватился за перила обеими руками.

— Чарли, помоги отодрать.

Тот сначала насупился, а потом просветлел.

— Точно!

Черед десять секунд Джек спустился с десятифутовой палкой в руке. Стремительно крутившаяся кровь поднялась до середины стены, протащила Лайла мимо дальней стены и несла теперь к ним, но еще ближе к черневшему центру воронки ВТОРНИК 3 страница.

— Скорей, — обратился Джек к Чарли, ступив на залитую кровью ступень. В желудке у него екнуло — жидкость теплая. — Держи меня за ремень, чтоб я сам не свалился.

— Ох, Джек, осторожно, пожалуйста! — простонала Джиа.

Чарли придержал его сзади, он крепко стиснул палку, протянул другой конец Лайлу. Палка шлепнулась в жидкость, кровь брызнула Лайлу в лицо, он слепо молотил руками, хватая только воздух. Джек потянулся еще дальше, чувствуя мучительную боль в правом боку. Будем надеяться, швы не разойдутся.

Тут Лайл нашарил одной рукой палку, вцепился.

— Держись! — крикнул Джек, чуть не падая в водоворот. — А ты меня держи, — велел он через ВТОРНИК 3 страница плечо Чарли.

— Не дрейфь, — заверил Чарли и крикнул брату: — Обеими руками держись!

Лайл так и сделал, они потянули, но водоворот не хотел его отдавать. Воронка завертелась быстрее, уровень стал падать, жидкость громко хлюпала в центре. Джек с Чарли совместными усилиями удерживали палку, проигрывая состязание по перетягиванию каната. Джек попробовал еще поднатужиться — боль в боку не позволила. Он дрогнул, поскользнулся в крови.

Нет! Если упасть в этот бешеный водоворот, они оба погибли...

— Джек! — завопила Джиа, затопала по лестнице, тоненькая рука обвилась вокруг шеи, удержала его.

С Джиа в качестве балласта Джек и Чарли сумели подтянуть Лайла поближе, он поймал руку брата. Джек ВТОРНИК 3 страница швырнул палку в водоворот, помог Чарли его вытащить. Пока он лежал на ступеньках, тяжело дыша и отплевываясь, Чарли сложил перед собой руки, склонил голову, как бы в молитве.

Джек привалился к Джиа.

— Спасибо.

Она чмокнула его в ухо и прошептала:

— Ты его спас.

— А ты меня.

Взглянув на падавший уровень крови, он кое-что заметил.

— Посмотри на стены. Сухие... без единого пятнышка.

— Не совсем, — заметила Джиа, указывая за его плечо. — Что ты об этом скажешь?

Приблизительно посередине между потолком и полом на пекановой стенной обшивке вокруг всего помещения виднелись пятна причудливой формы, расположенные с одинаковым интервалом ВТОРНИК 3 страница. Похоже на...

— Кресты! — воскликнул Чарли. — Слава Богу, мои молитвы услышаны! Он изгнал из дома дьявола...

Джек подобной уверенности не испытывал.

Поток замедлился, остановился, центр воронки вытянулся в ровную линию. Медленно возник оранжевый пол, кровь стремительно уходила в крупную трещину в центре.

— Будь я проклят! — охнул Джек. — Пол треснул!

— Нет, — сказал Чарли. — Он треснул вечером в пятницу от землетрясения.

Лайл, наконец, разогнулся и сел, весь в крови.

— Клянусь, пару минут назад пола не было, он просто исчез...

— Мы тебе верим, — пробормотал Джек.

Остатки крови как бы испарились, остался чистый сухой бетон.

Лайл спустился на пару ступенек, ткнул носком в оранжевый пол. Видимо ВТОРНИК 3 страница убедившись в прочности, ступил на бетон, пошел, держась подальше от трещины.

— Что тут происходит? — спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь. — И почему? И что это значит?

Джек подумал, что знает ответ и он ему не нравится. Если ответ верный, надо как можно скорее и как можно дальше уводить отсюда Джиа.

— Попозже попробуем разобраться, — пообещал он и повернулся к ней: — Пошли.

— Нет, постой. — Она спустилась мимо него по ступенькам. — Я хочу посмотреть на кресты.

— Джиа, прошу тебя. Это нездоровое место, если ты понимаешь, что я имею в виду.

— Понимаю, — улыбнулась она своей уникальной улыбкой, — но я причастна ВТОРНИК 3 страница к происходящему.

— Нет, не причастна.

— Причастна, — подтвердил Лайл.

Джек сурово взглянул на него:

— Ты не мог бы не лезть не в свое дело, Лайл?

— Не могу. Я уже сыт по горло. И Джиа это дело касается. Одна она видела девочку. Разве это ни о чем не говорит?


documentaefgpav.html
documentaefgwld.html
documentaefhdvl.html
documentaefhlft.html
documentaefhsqb.html
Документ ВТОРНИК 3 страница